main

Один оттенок серого

Оригинал взят у dogg74 в Один оттенок серого
        Дорогая моя Жаклин! В своих предыдущих письмах к тебе я старался описать как можно ярче то, что было тебе так дорого. Я хотел помочь твоим воспоминаниям не утратить важные контуры того, что ты так любила. О твоем обожаемом городе с его красками и блестящих ночах. Тебе так трудно было его покидать... Рассказать о делах моей семьи, которая давно тебя считала своей. Ты так и не стала ее частью, но я уверен, ты осталась к ней благосклонна. О тете Софи и о своре ее разномастных пуделей. О  прохладных ветрах Монмартра и о запахе ранней булочной на Рю Ремюза. Давно, еще учась в университете, мы поклялись друг другу говорить всегда правду, поэтому было бы нечестно не рассказать тебе о моих переживаниях. Я собрался с силами, чтоб рассказать тебе ту правду, о которой ты не знаешь. Сейчас это сделать легко.
      Это был  воскресный день 19 мая 1940 года. Прошло три тяжелых месяца со дня твоего отъезда. В конторе был выходной и я праздно прогуливался у берегов Сены. Ноги сами привели меня на место наших частых встреч. Стояла чудесная погода, я сбросил плащ и перекинул его на руку. Облокотившись на каменные перила моста Мирабо, я смотрел на искрящиеся волны реки и прикрывался полями фетровой шляпы, когда-то подаренной тобой. Мысли мои, Жаклин, были совсем не солнечны.
      Три дня назад немецкая армия вошла во Францию. Я стоял и думал о том, что еще год назад это казалось сущей нелепостью. Еще год назад мы ездили на моей новенькой Пежо с откидным верхом и хохотали по всяким пустякам. Наше будущее было безоблачно. Рутенберг и Руфо. Два молодых адвоката, с отличием закончивших Сорбонну. Помнишь, нас дразнили с первого курса РуРу?..Еще год назад, имея частную практику в адвокатской конторе моего отца, мы не верили, что все рухнет. Что наш новенький особняк у Люксембургского парка останется не куплен, что этот чертовый тюль, из-за которого перессорились наши  родители, окажется, по сути, грудой тряпок. Что встречи с модным Анри Матиссом в любимом тобой ресторане Maxim"s окажутся пустыми. Что ты иммигрируешь в Штаты со своими родителями...Что все: искусство, мода, бомонд, деньги-все окажется пылью. Останутся только уши и глаза, жадно пожирающие радио и газеты. И страх...
       Ты помнишь моего непутевого кузена Рено? Мы оба его недолюбливали. Этот рыжий всегда появлялся в ненужное время на приемах и по-простецки лез за яблоком в вазу для фруктов. Почему он так любил яблоки?.. Его руки всегда выдавали его рабочее происхождение, и он не уделял им никогда внимания. Моя мама всегда морщила нос при его появлении, а публика сконфуженно замолкала. Ты помнишь, как часто полиция привозила его пьяного в контору моего отца? А его похождения за любовью в Булонский лес?..
        Рено ушел добровольцем служить во французскую армию. В марте его переправили в район Гавра. Жаклин, чаще чем Рено, я писал только тебе. Он присылал свои фотографии, а я гордился им. Я всегда представлял себя рядом на этих фотографиях, в пыльной форме, обнимающего его за плечо. Я приказывал на правах старшего и разумного ему держаться и не высовываться, а получается, что старше и сильнее оказался он. И я в письмах зачеркивал до неузнаваемости слова распоряжений. Не знаю, как тебе передать мои одновременные чувства стыда и гордости.
        В Париже создавались негласные комитеты для помощи французской армии. Я потихоньку от родителей относил часть зароботка на Рю де Риволи. Я искренне помогал или искренне откупался? Прости, Жаклин, я опускаю глаза...А в начале мая я встретил там своего отца. Он был в темных очках и недорогом плаще. Он сделал вид, что не узнал меня. Чего он боялся, от кого прятался? Испытывал ли он такое же облегчение, когда здесь расставался с деньгами?..
        Более двух недель не было писем от Рено. Неделю назад я отправил ему два ящика яблок. Три дня назад немцы вошли в Гавр. Вчера я напился до беспамятства. Ты не представляешь себе, Жаклин, как нелепо звучит Марсельеза за столами, которые ломятся от еды и спиртного. Ты не представляешь, как мерзок раскрасневшийся мэр Парижа, поднимающий бокал за армию и подмигивающий мадам Грони. Я пил коньяк большими до неприличия глотками и нарочито громко смеялся. На меня осуждающе смотрели знакомые отца, и мой друг мертвецки пьяного отвез домой. Упав на подушку, я принял твердое решение завтра ехать к Рено.
         На следующее утро я вышел в зал, где за столом сидел отец. Он пил чай и читал газету. Пристально посмотрев на меня, он сказал : "Даже не думай. У тебя близорукость и астма. Ты там не нужен". Жаклин, я никогда так не радовался своей близорукости. Еще вчера я был тверд в своем решении. И я не верю, что мною руководило выпитое. А сегодня мой любящий папа был настолько любезен, что подкинул мне повод. Повод, чтоб остаться трусом.
        19 мая я стоял и смотрел на Сену. Искрящиеся блики выбивали слезы из моих глаз, и я прикрывался полями шляпы, когда-то подаренной тобой. Если бы тогда я знал, что страна зальется кровью, что больше о Рено я никогда не услышу, что толстый зад маршала Геринга разместится на креслах  за нашим столом в Maxim"s...Поступил бы я иначе? Что говорить сейчас об этом, Жаклин?
        Я умер в 1941 году в концентрационном лагере Дранси. И сейчас стою на месте наших частых встреч, на разрушенном мосту Мирабо. Я стою блеклой тенью, невидимой для глаз живых.  Что тебе рассказать о Париже, дорогая? Здесь больше нет красок и бликов. Все затянуто серым. То ли это отражение военной формы, смешавшейся с дымом и копотью, то ли это наказание после смерти- все видеть в сером цвете. Наказание за то, что не смог защитить страну, семью, тебя. Наказание оставаться серой тенью тех людей, одним из которых я мог бы стать.
      Твой Ален Рутенберг

main

Печальное

Как-то так круто мир мой перевернулся за эту зиму и весну. Столько штампов слетело, столько пазлов сложилось. И оказалось, что никакой информации, полученной ранее о происходящем в мире, доверять нельзя, потому что источник - родное мое государство - очень циничный и лживый. Не означает это, что остальные вокруг ангелы безупречные, но на них-то похуа, им-то и доверия не было.
И вот смотрю я на все, что делала и делает моя родная страна, а точнее сказать - ее власть, и хочется выть от стыда и отчаяния.
А соотечественников жаль. Даже тех, кто все это время беснуется в приступе ура-патриотизма. Они ж из добрых побуждений, против фашистского ада, развернувшегося в Украине, о котором им с ноября последовательно докладывает наше государство, не скупясь на вымысел и спецэффекты.
И, знаете, как выходит? Если усомнишься в чем-то, то предатель автоматически. Нехороший человек, редиска. А если все охотно и на веру, то соучастник.
main

Переписка

Волей-неволей мне приходится обсуждать происходящее в Украине с родственниками и друзьями из России. Хотя каждый раз зарекаюсь этого не делать, так как глухое непонимание, с которым я сталкиваюсь, действует на меня как искра на порох, вопреки тому, что я все-таки флегматик.
Хочу привести здесь фрагмент переписки с подругой, порядочной и нежно любимой мной девушкой, которая, доверяя мне, сочувствует евромайдану, но находится в плену адской пропаганды. И я совершенно точно помню, что когда-то размышляла примерно в том же ключе, не буквально, но все же.

ИтакCollapse )
main

(no subject)

Я ж россиянка. А живу ж в Украине. Мысли о смене гражданства меня иногда посещали, но никогда не привлекали.
А в свете последних событий мне захотелось стать частью этого отважного и стойкого народа. Только ведь, сменив паспорт, себя не изменить. Не уверена, что способна с таким почтением относиться к флагу и гимну своей страны, любить Родину не на словах, а на деле.
main

Купи козу - продай козу

У меня в подчинении есть программист. Кляяянусъ, какой бы ни был повод для общения с ним, он всегда приносит мне радость.
А все дело в том, что раньше у меня был другой программист, каждое общение с которым рождало мысли об убийстве.
Но я благодарна, что был тот неудачный опыт, который позволяет мне осознавать, насколько повезло сейчас, прям как тому еврею из притчи про козу.

Притча про козуCollapse )

За опыт!
  • Current Mood: happy счастлив(а)
main

С молоду

Нечасто я езжу в общественном транспорте, но почти всегда вижу, как мамы-бабушки усаживают своих чад на свободное сидение, а сами стоят рядом.
С какой стати они потом будут уступать место, еще и посторонним?

Кстати, в детстве вообще не в прикол сидеть на месте.
main

(no subject)

Выкинула все заколки и крабики, полностью перешла на шпильки и невидимки.
Шпильки периодически вылазят из прически. Оказалось, что это вовсе не минус! Напротив, дополнительный плюс, так как жест, поправляющий шпильку, по-моему, мегасексуальный.
main

(no subject)

За это время я начитала:
1) Трилогия "Соломенные люди" Майкла Маршалла Смита: Соломенные люди, Слуга смерти, Кровь ангелов.
Ну, че, люблю про маньячел. Но не люблю, когда в последующих книгах стараются кратенько изложить события предыдущие, а здесь именно так и было.
Первая книга понравилась, хотя есть ощущение незавершенности. Казалось, все прояснится и развернется в полную мощь в продолжении. Но нет. Сюжет стал более рваный, повествование какое-то скомканное. И в конце большого бабадума не произошло. Так жаль, потому что начало многообещающее и в моем вкусе.
2) "Коллекционер" Фаулза
Читала "Волх", он меня утомил и не впечатлил. Может, на тогдашние мозги? В общем, не особо я хотела продолжать читать этого автора. И, оказалось, зря. Потому что "Коллекционер" мне понравился. Особенно концовка. Прям становление маньячеллы)) Дада, опять манячёчки.

Еще бралась за "Сантехника" Славы Сэ. Понятно, что это не роман и даже не рассказы, а выписки из блога, но они какие-то фальшивенькие. Заметно, как автор старался написать смешно, поэтому даже улыбку не вызывает. Вот в "Еве" было полное ощущение, что это просто его манера письма, а не специально подобранные слова для комичности. Помню, хохотала через предложение.
И еще начинала "Смысл ночи" Майкла Кокса, но бросила в самом начале - напрягало самолюбование главного героя (от чьего лица ведется повествование) и постоянное закидывание интриги  типа "я вынужден был так поступить, потому что иного мне не позволяли обстоятельства, о которых я вам еще поведаю!". И так без конца, по кругу, по кругу.

А сейчас "Инферно" Дена Брауна. Чувствую, еще больше захочу в Италию.
Tags:
main

Священное Писание мейк-апа

По мнению Шанель, я, не будь дурой, уже должна приближаться к состоянию "красавица", ведь тридцадка не за горами.
Любопытно, что все именно так и происходит, то есть я несомненно хорошею. Ну, не сама по себе, а в результате приобретенных навыков и знаний. А так, старею, конечно, что уж там!
Ну так вооот.
Последние несколько дней отражение в зеркале неизменно вызывает у меня восторг, потому что я случайно (Боже, благослови тот день и час!) наткнулась на бьюти-блогера Елену Крыгину и пересмотрела все ее видео на YouTube. Не могу сказать, что до этого я была мейк-ап лохом, но теперь я прям волшебница. Прям ваще.
Уже всем своим подругам ее насоветовала, и на фб ссылку оставила, только тут не писала. Поэтому... тадааммм!
Мало того, что там очень много полезной информации, так Елена еще и очаровательна донельзя. Какое-то уникальное сочетание популярности, профессионализма и человеколюбия. Не могу определиться, что меня больше восторгает: ее человеческие качества или профессионализм.
Короче.

Девочка, если ты себе не враг, смотри и под запись, под запись!